Про актеров

17 августа 2011

В великой комедии, - в комедии жизни, на которую я постоянно ссы­лаюсь, - все пылкие души на сцене, все гениальные люди в партере. Первых зовут безумцами; вторых, ко­пирующих безумства, зовут мудрецами.
Дени Дидро "Парадокс об актере"
Как-то в беседе один товарищ, никак не относящийся к театру, даже в качестве зрителя, высказал интересную мысль об актерах.

Про настоящих актеров


актеры, сафо и алкей
Картина "Сафо и Алкей", художник Альма Лоуренс
Актеры, - говорит он, - это гении, которые в силу разных объективных причин не могут реализоваться и проявить себя в жизни, поэтому идут на сцену играть жизнь великих людей.
Здесь надо понимать не тех заурядных актеров, которые по словам Станиславского: видят себя в искусстве, а не в себе искусство. А тех людей, у которых  непереносимая внутренняя потребность изменять мир, но которые не могут воплотить свои стремления по причине того, что родились не в том месте и не то время, или скорее у них не хватает каких-то качеств и средств для преодоления препятствий в реальной жизни. Можно и дальше развить эту мысль об актерах...

Я хорошо изучил этих людей. Я не вижу в них ни­чего, что отличало бы их от остальных граждан, разве лишь тщеславие, которое можно бы назвать наглостью, и зависть, наполняющую волнениями и ненавистью их общество. Быть может, нет ни одного объединения, где бы общие интересы всех и интересы публики так очевидно и упорно приносились в жертву ничтожным и мелким притязаниям. Их зависть еще отвратительнее, чем зависть писателей; это сильно сказано, но это правда. Автор легче простит автору успех его пьесы, чем актриса простит актрисе рукоплескания, которые привлекут к ней какого-нибудь знаменитого или богатого развратника. На сцене они вам кажутся великими, потому что у них есть душа, говорите вы; в обществе они мне кажутся мел­кими и низкими, потому что у них ее нет: речи и тон Камиллы и старого Горация, а при этом нравы Фрозины и Сганареля. Но для того, чтобы судить о самой глубине сердца, должен ли я обращаться к заимствованным речам, которые они передают чудесно, или к действительным поступкам и образу жизни?
Дени Дидро "Парадокс об актере"

О наблюдательности гениев


Дени Дидро, Портрет, актер, гений
Портрет Дени Дидро
Есть у Дени Дидро небольшое повествование про гения, которое крайне полезно для мастерства актера: 
У гениальных людей - поэтов, философов, живописцев, музыкантов - есть какое-то особое, тайное и неуловимое душевное свойство, без которого нельзя создать ничего подлинно великого и прекрасного. Что это? Воображение? Нет. Я знал людей с замечательным, сильным воображением, которые много обещали, но не сдержали своих обещаний или сдержали их лишь в самой незначительной степени. Ум? Нет. Самое обычное явление - люди большого ума, произведения которых растянуты, вялы и холодны. Остроумие? Нет. Остроумие говорит красивые слова, но с малым результатом. Жар, пыл, восторг? Нет. Горячие головы лезут из кожи вон, а все без толку. Чувствительность? Нет. Я знал таких, чьи души потрясались быстро и глубоко, таких, которые не могли слышать рассказа о чем-либо возвышенном, не приходя в исступление, в восторг, в упоение, в неистовство; узнать о каком-нибудь волнующем, трогательном факте, не проливая слез, - и в то же время по-детски лепечущих, всякий раз как им приходилось говорить или писать. Вкус? Нет. Вкус скорей сглаживает недостатки, чем создает прекрасное; это уменье в большей или меньшей степени приобретаемое - не прирожденная способность. Может быть, тут играет роль определенное устройство головы и внутренних органов, определенный состав соков? Согласен, но при условии, если признают, что ни я и никто другой не имеют об этом отчетливого понятия, и если к этому добавят еще наблюдательность. Говоря о наблюдательности, я имею в виду не обыденную мелочную слежку за словами, поступками и выражениями лица, не столь свойственный женщинам такт, в отношении которого они превосходят самые сильные умы, самые великие души, самых мощных гениев. Эта тонкость, которую я сравнил бы с искусством продевать просяные зернышки сквозь игольное ушко, представляет собой жалкое, пошлое, ничтожное умение, полезное лишь в мелких домашних делах, при помощи которого лакей, стремясь ускользнуть, обманывает своего хозяина, а хозяин - тех, у кого он сам состоит в лакеях. Наблюдательность, о которой я говорю, проявляется без усилий, без напряжения; она не всматривается, она видит, узнает, охватывает, не изучая. Она не располагает ни одним наличным явлением, но все они на нее воздействуют; и то, что у нее остается от них, - это особое чувство, которого нет у других; это редкостный механизм, который говорит: «вот это удастся»... и удается, «а вот это нет»... и не удается, «вот это правда, а это ложь»... и оказывается на самом деле так. Она дает себя знать и в большом, и в малом. Этот своеобразный дар предвидения неодинаков во всех жизненных условиях. У каждого состояния он - свой. Он не всегда гарантирует от падений; но падение, им вызываемое, никогда не влечет за собой презрения, и ему всегда предшествует неуверенность. Гениальный человек знает, что рискует; и знает это, не подсчитывая за и против; этот подсчет уже заранее готов у него в голове.
Дени Дидро "О гении"


лягушка поделитесь кнопка Поделитесь ссылкой:

0 ответы :

Отправить комментарий