Весело на душе

22 декабря 2010

Недавно открыл для себя Валерия Гаврилина "Перезвоны". Весело на душе - ничего драматичнее в музыке не слышал.
Жду, жду когда-нибудь увидеть "Перезвоны" Гаврилина в НАБТ оперы и балета. "Весело на душе" недавно видел в жизни...
перезвоны, весело на душе, Гаврилин, журнал
Обложка журнала "Перезвоны"

Слушать "Весело на душе" из Симфонии-действа "Перезвоны":

1. Смотреть видео. Хоровая студия мальчиков и юношей Санкт-Петербурга:

2. Видео. Хор "Воскресение":
Get Adobe Flash player
P.S. Как мне кажется, в приведенных видео роликах далеко не самое удачное исполнение. К сожалению, текст песни не смог найти.

P.P.S. 19 января 2011 г. добавлена аудио запись "Весело на душе", исполнение которой мне нравится:


- слушать.

Зеркало нашей действительности

09 октября 2010

Зеркало нашей действительности 

Театр - кривое зеркало!
Театр, зеркало, действительность, кинофильм, Морозко
Театр - зеркало действительности. Кадр из кинофильма "Морозко"


БЛОГ ВРЕМЕННО ЗАКРЫТ

Dixi

Театр - место, где люди собираются вместе

06 октября 2010

Недавно провел опрос "Что такое театр?" (еще не закрыт).

Рисунок, по произведению Гоголя, Театральный, разъезд, после, представления, новой, комедии, Савицкий
Рисунок по произведению Гоголя "Театральный разъезд после представления новой комедии", Савицкий 1902 год

Место, где собираются люди

К сожалению, посетители блога "Театральный Лягушатник" не приняли активного участия в опросе. Но все же я удовлетворен, что на данный момент проголосовало девять человек. Итог: никто не считает, наиболее близким утверждением, что "театр - это место, где люди собираются вместе". Попробую разъяснить, почему я предложил этот вариант. Театр - это самое коллективное искусство. С одной стороны коллектив тех, кто создает театр: актеры, драматурги, режиссеры, художники, композиторы, светооформители, гримеры, костюмеры, рабочие сцены, критики, администрация, даже билетеры! Для того, чтобы их совместная работа в полном смысле называлась театром, она должна быть объединена какой-то художественной сверх-идеей. Не всегда конечно так бывает в жизни, и совместная работа так и остается просто работой актеров, режиссеров, администрации и остальных. В идеале же зритель приходит не на какой-то определенный спектакль, он приходит в театр, а какая-та премьера есть повод побывать в театре. И если зритель видит в театре эту сверх-идею, он туда возвращается снова и снова. Здесь другая сторона театра как коллективного искусства, театр - это место, которое собирает людей (зрителей) вместе под одной идеей. Именно поэтому, театр можно считать храмом, олицетворением какого-то знания. Не в религиозном смысле, как какой-то культ (хотя в истории были крайности, например в античности, в силу синкретизма искусства и религиозных культов), а в понимании места, к которому люди приходят, чтобы вместе приобщиться к чему-то общему. Вообще же объединение людей какой-то одной идеей очень важный и тонкий момент в театральном искусстве (я бы даже сказал это наиважнейшее в театре), основанный на бессознательном стремлении, наконец-то, найти одну единственную для всех Правду жизни, под флагом которой всем будет счастье на земле. Но не буду много расписывать предложенные мной определения, дам лишь начала своих мыслей, если у кого-то будет желание продолжить обсуждение, напишу в комментариях развернуто. Напомню слова Гоголя, которые сродни утверждению "Театр - это место, где люди собираются вместе", из письма "О театре, об одностороннем взгляде на театр и вообще односторонности":
"Театр ничуть не безделица и вовсе не пустая вещь, если примешь в соображение то, что в нем может поместиться вдруг толпа из пяти, шести тысяч человек, и что вся эта толпа, ни в чем не сходная между собою, разбив рая по единицам, может вдруг потрястись одним потрясеньем, зарыдать одними слезами и засмеяться одним всеобщим смехом."
Да, театр создает толпу, но не всеразрушающую, безумную и тупую толпу, а созидательное и сознательное сообщество людей, что впрочем, есть идеальная модель, которая вряд ли в каком-нибудь театре была реализована абсолютно.

Западное театральное быдло

03 октября 2010

Для понимания всего текста, прежде озвучу свои позиции в отношении западной культуры. Как говориться, мне стесняться нечего и не политкорректным прослыть не боюсь.
Белорусский студенческий фестиваль Театральный Куфар Минск
Белорусский студенческий фестиваль Театральный Куфар, Минск 2010
1. Я восхищаюсь и люблю классическую западную культуру, которая упитана Петраркой, Шекспиром, Мекеланжело, Джорджоне, Декартом, Гегелем и другими великими идеями. И я презираю современную западную культуру, которая состоит из Битлов, Парфюмеров, голых показов высокой моды в Лондоне и т.д. и т.п., сами знаете. И всеми своими силами и возможностями, которые мне отведены, буду выступать против этой современной битломании быдломании.
2. Сегодня в обществе можно часто слышать мнение о простых людях, как о каком-то быдло, от уст людей, которые считают себя культурной элитой или просто продвинутыми. Так вот, за последние годы, наблюдая за этой "элитой", я определил для себя, во-первых, сегодня в обществе, как таковой элиты нет. (Конкретные примеры сейчас приводить не буду.) А во-вторых, прежде всего, в большей степени те, кто называют себя элита - это быдло. И свое быдло-состояние пытаются перенести на простых людей, культивируя в обществе быдло-мнение для народа и о народе. 
3. Да, сегодня, много крайне нехорошего можно видеть в простых людях и я не говорю, что это не нужно ругать и высмеивать. От многих моментов в культуре нашего народа можно ужаснуться. Но есть то, что давно потерял западный мир, и чего не имеет быдло-элита и не знает о не-продвинутых людях, - это Идеалы, которые присуще нашему народу! Эти Идеалы всегда были в славянском человеке, о них писали: Пушкин, Толстой, Достоевский, в Беларуси - Купала, Колос, Мележ и другие. Эти Идеалы никуда не делись, они есть и сейчас! И я глубоко уверен, что вновь появятся люди, которые разбудят в нашем сознании эти Идеалы…
4. Вот этими народными Идеалами, всегда руководствовалось наше искусство в свои лучшие времена, в своих наилучших проявлениях. В том числе и театр.

Западное театральное быдло - опасно для нашего театра!

Совсем недавно в Минске прошел очередной международный фестиваль студенческих театров "Театральный куфар". В который раз я не могу попасть на него. Какое-то чувство меня сдерживает. Вот и в этом году я приходил два раза к началу, делал круг в фойе и уходил. О своей нелюбви к фестивалям, я писал ранее, поэтому не буду повторяться, что меня всегда настораживает. А сейчас меня столько всего настораживает в театре, что я боюсь перестать ходить в театр вовсе. И беспокоит меня, прежде всего то, что белорусский театр начинает давать течь. Я иногда его критикую, высмеиваю какие-то моменты, бездарность по-моему мнению,  какую-то скучность театра, - но это все я готов терпеть, да, именно готов терпеть! Но с чем я не могу смириться и в чем вижу главную опасность для театра: так это с некой актуализации в театре порнографией, голубятней, битломании быдломании, матами, космополизмом, неронщиной, свободомыслием отсутствием идеалов, отсутствия потребности в традициях и т.д. До какого-то времени белорусский театр был этого лишен, ну или в меньшей степени заражен, не совсем  был голый театр, - что меня в глубине души радовало. Сегодня же белорусский театр стоит на той грани, после которой точка невозврата будет пройдена. И эту сегодня высоту разного рода сильно продвинутые "театральные" либералы пытаются, наконец-то, взять, дабы наводнить и насытится спокойными театральными душами еще не ведавших позора в искусстве. Так вот, было у меня чувство того, что вот этот фестиваль студенческих театров тот таран, которым западное театральное быдло будет пробивать сознание белорусских зрителей. И оно понятно, ведь почетных, имеющих большой стаж зрителей пробить сложно, они умеют отличать театр от плохого театра. А вот молодежь, не имеющую сформировавшегося мировоззрения голыми ввести в заблуждение легче. 

Белорусский студенческий фестиваль Театральный Куфар

Итак, вот что я вычитал об одном спектакле фестиваля "Театральный куфар" на театральном форуме тут.бая с подзаголовком "театральная мафия бессмертна?" (автор текста и фотографий с ником "СЫН НЕБА"):
пропустил или прослушал о награждении итальянцев.
На выходе спросил у группы обсуждающих - итальянцам не дали, не получили... - ребята, а итальянцев награждали или нет, ничего не дали..
КАк!! что за ерунда!! не может быть... не укладывалось как-то, как такое могло пройти мимо внимания почтенного жюри...
где-то на задворках сознания маячило всё возрастающее недоверие к организаторам, жюри, сам фестиваль начинал принимать всё более отталкивающие свойства...
Потом появилась злость, сменившаяся каким-то странным чувством равнодушия, ярости и презрения, я стал искать итальянцев, чтобы просто сказать ребятам Италия, ю а бест, пожать руки, посмотреть в глаза, улыбнуться и просто постоять рядом, они-бы поняли, я знаю.. Итальянцев нигде не было, и никто не знал, куда они делись..
Я подумал, что они тут-же уехали, мне было очень досадно и чего-то не хватало, внутри крутило, они обиделись, думал я, я был обижен вместе с ними, мне хотелось рвать и топтать англо-саксонские флаги, американские звёзды, хотелось узнать, что происходило на закрытом обсуждении уважаемого жюри,
где почтеннный английский член уже укатил на альбион, был ещё кто-то оттуда и дама из USA. Я подумал, что, конечно, итальянцы, работая над спектаклем у себя на родине, не могли знать, что их находка с амеро-британским альянсом и флагами будет оценена по достоинству ребятами в жюри из тех-же государств - мировых жандармов.
Не могли знать итальянцы, что судить их будут американцы и британцы. И эдакая профессорша-белорусочка, предпенсионным вкрадчивым голосочком поспешившая признаться в огромной признательности всем и вообще, академическая философия и театральные подмостки - суть неразрывны... Кто-то говорил про то, что куфар, как всегда, и они знали, они верили, и этот дух(чьим духом-то пахло), и традиции и новаторство(итальянцев за что, ………!!!!..), и безграничный энтузиазм и преданность всего и всех...
,,,,,, ребята, на фестивале было только несколько интересных работ, самую интересную вы четвертовали, выставив на позор свои фил-факи и балконы, хорошо, хоть 7 паверха не было, все умерли-бы от припадков божественных конвульсивных экзальтаций, лично я умер-бы от гомерического хохота...
Я уж хотел было поехать в Эр-клаб к итальянцам, где все участники собирались на культурное распитие, да, думаю, может ребята и впрямь обиделись от безграничного белорашн зашорен энд жюри спекулятивен и продажен, уже чемоданы собирают и сваливают туда, где пока ещё осталось на планете свободолюбия-мыслия и смелости и способности показывать так, как хочешь и видишь,
невзирая ни на общественные мнения, ни на продажные ………. жюри и мировых жандармов...
Вива, Италия!!!
да это даже странным назвать нельзя - когда вокруг слышишь: «ты видел итальянцев?», «ты знаешь, итальянцы просто зал порвали!», «слушай, ты что, не видел италии - ,,,,,, ну ты много пропустил!..»
и вдруг гран-при - ред рум... ,,,, театр - это не салун, ,,,,,,,, мне варьете в театре, тётка-режиссёр вылила свою бесконечную феминистскую боль, свои страдания о первой сексуальной близости
или неудачном замужестве, не знаю, и публика припухла от обволакивающего розового эротизма. Когда девочки в зрительном зале переживали а мальчики тянулись ручками к ………., одновременно помогая и направляя девочек туда-же, и всем было хорошо и совсем не больно от жестокого обращения с женщинами, и наоборот, хотелось ещё и ещё...
хотелось смотреть и вместе с ними ощущать, как мнутся девичьи тела под кружевом хорошего английского белья, мелькают ноги в разрезе юбок, руки скользят по клавишам фортепиано, одновременно забираясь всё выше и выше - между плотно сжатых белых английских пригнетённых в неравных гендерных боях на кухнях, офисах и прачечных, бензоколонках и президиумах бёдер.
ай-ай-ай, за что боролись... Я точно знаю, вся мужская часть аудитории хотела подольше и пожёстче, и чтоб поближе... а может, и помочь. А женская разве не хотела того-же)))
Ай-ай-ай....
,,,,,,, ребята, а ну вас к ……… с вашим пентхаузом, вашими пародиями на Антон Палыча, вашим тихим международным театральным междусобойчиком, горите вы синим пламенем и без идейного бунта и сопричастности к жизни на Земле здесь и сейчас...
Прогоните бунтарей из театра - кому вы вообще будете нужны - городской элите Она найдёт вам достойную, по её мнению, замену.
Все в варьете пойдёте, подымать ноги под шансон.
Никого не хотел обидеть - честное слово, просто очень за итальянцев обидно - а значит, больно. А значит, мы заодно.
Вива, Италия!!!
Это о театре римской театральной академии «Sofia Amendolea» (Италия). Спектакль Плохие люди в ГУАНТАНАМО.

О театральной брани

Я не буду разбираться, если у нас театральная "мафия" в Беларуси, но если она есть, то очень она уж слабая, т.к. на смену ей идет другая "мафия", без роду и без племени, наглая, никого до них не признающая,  все разрушающая и на всех плюющая.
Очень мне грустно, что все больше и больше становится людей, особенно из числа молодежи, которые вот так смотрят на театр, которые другого театра не знают, и знать не хотят.
Скажу лишь одно, пусть театральное жюри и не признала лучшим спектакль римской театральной академии (вот это академия!!! вот какому искусству нас пытаются учить!), но для меня несомненно, что если это жюри отбирало и участников фестиваля, то уже одним присутствием этой порнографии на студенческом фестивале выразила свою солидарность с некоторыми зрителями любителями клубнички, вроде того (такое ощущение, что писал студент театрального факультета), чей текст здесь в качестве примера привел. По сути вот такие зрители любители и жюри театральная мафия - копают с разных сторон под одно здание, с названием "ТЕАТР". А их критика между собой - это выяснение, кому же достанется пальма первенства в разрушении театра.
Будь моя власть, я бы запретил такие фестивали! Не говоря о том, чтобы я посещал подобные мероприятия. Эх… как же я жалею, что не жил во времена цензуры, когда за организацию порно-кинотеатров наказывали, а не награждали. Сегодня в Академии Искусств я скорее услышу от своего преподавателя, как он, выехав в советское время заграницу, жалел, что в союзе нет порно-кинотеатров.
Театр римской театральной академии Sofia Amendolea, спектакль Плохие люди Гуантанамо
Театр римской театральной академии Sofia Amendolea, спектакль Плохие люди Гуантанамо.
Еще раз:
западное театральное быдло - крайне опасно для нашего театра, лучшего в мире!!!

Современная русская драматургия

25 сентября 2010

О современной русской драматургии или о русской современной драматургии:
Современная, литература, читатели, драматургия, театр
Современная литература перед судом читателей

Драматургия современная и русская.
Современная драматургия и русская.
Драматургия русская и современная.
Русская драматургия и современная.

Вот и все!

Есть люди, которые уже не видят общего между русской драматургией и современной русской драматургией. Нужна новая ДРАМА, чтобы сделать русской современную драматургию, театральные тексты!

Иди и напиши нам пьесу!

Драматург Эдвард Радзинский рассказывает о том в каких пьесах нуждается театр. Из телепередачи "Мой театр" (2007г.):
А вообще, такого понятия, как “современная русская драматургия” не существует в природе театре! Для начала, надо разобраться, что в нашем понимании есть "современность", "драматургия" и собственно "русское", а потом что у этих терминов есть общего.

Электронная, энциклопедия, русская, драматургия, литература
Электронная энциклопедия "Русская драматургия от Сумракова до Хармса"

Свободный театр

21 сентября 2010

О свободе

В Беларуси существует такое явление, как "Свободный театр". Свободный от чего? Свободный где? Свободный как? Если честно, то в моей философии понятию "свобода" нет места. Для меня - это какая-та иллюзорная, надуманная идеология, ничего общего не имеющая с какими-либо объективными законами существования общества, эволюции природы, мироздания. Ничего свободного нет! Нигде нет свободы! Человек подчинен с самого раннего возраста природной среде обитания, культурному и технологическому уровню развития социума. Везде есть какие-то причины, предпосылки, условия, правила и т.д. и т.п. Можно лишь говорить о свободе от чего-то конкретного в каком-то определенном случае на какой-то промежуток времени. Свобода, свобода, свобода - нет ее, за каждой несвободой стоит другая несвобода. Свободы даже нет в том, какую несвободу считать более свободной. Всегда что-то часть какого-то целого и существует в рамках этого целого, вырваться - значит стать частью чего-то другого или перестать существовать. И только одним даром свободы обладает каждый человек - свободой воли (некоторые называют это свободой выбора - но я не совсем согласен, ибо тут игра каких-то приоритетов привнесенных извне). Свобода воли - это один из фундаментальных вопросов, который на протяжении многих тысячелетий будоражит умы философов, в том числе от Сократа до Шопенгауэра; все религии мира ставят эту тайну, чуть ли не в краеугольный камень богословия. Ведь о чем как не свободе воли (познание добра и зла, понимание хорошего и плохого, стремление к истине или лжи), в сокровенных наших мыслях, мы рассуждаем? И чем более мы можем так страшиться и ужасаться, как не бременем владения этой тяжкой ноши - свободной воли? Но я не собираюсь лезть в эти для меня непосильные дебри и нагружать философическими изысками. Я лишь хочу отметить, что свобода - понятие далеко не простое, как может показаться на первый взгляд и понимание ее как некой неограниченности - есть крайнее заблуждение. И то, что кто-то несет некую свободу - надо воспринимать как некий новый вид рабства: освобождение от одного, но привязанность к другому. Вроде того, как рабовладелец сменился феодалом, а последнего сменил буржуа. Но конечно, я не отрицаю положительную сторону развития этой цепочки. Но есть примеры того, как некие идеи свободы приносили еще большее рабство, деградацию. Вроде освобождения искусства от какой-либо идеологии не принесло нам видимых результатов, скорее утрату самого искусства и значимости в глазах общества. 
Свободный; театр; картинка; свобода
Свободный театр и свобода


Свободный театр

Итак, "Свободный театр" со времени своего создания позиционировал себя как театр, имеющий оппозиционную политическую окраску. За что собственно подвергался некому притеснению со стороны нынешней власти - в чем, признаюсь, никогда ему не сочувствовал. Ибо политика для меня как бобслеисту гандбол, конечно, приятно болеть за "наших", но не мой вид спорта. Скорее по этой причине я не сильно рвался посмотреть их спектакли вживую на стадионе, хватало телевизора (выложенных в интернете роликов). А тут у них недавно появился спектакль "New York' 79" и я загорелся желанием увидеть наконец-то воочию, т.к. по аннотации понял: гандболом, т.е. политикой там не пахнет. И действительно, как оказалось, это представление (все-таки спектаклем сложно назвать это "действие") было крайне лояльно к белорусскому политическому климату. Я бы даже отметил, что спектакль отличается редкой преданностью к взятому действующей власти официальному курсу. Тема загнивающего запада раскрыта на все сто миллионов процентов! Можно даже на почве "New York' 79" сделать агитку (только убрать для неподготовленной деревенской публики пару моментов - ибо вопиющая правда о западном мире может взбудоражить умы и вылиться в негодование на актеров) и колесить по родной стране. (Хотя в скором времени предполагается "Минск 2010", с чем наверняка можно будет поколесить по Западу.) Я не шучу, что это представление не является критикой белорусской власти и нынешнего Президента РБ - в этом мое алиби, если кому-то взбредет в голову обвинить меня… ну понятно в чем, механизмы защиты от не разделяющих "идеалы" свободы давно отточены. 

О прекрасном

Начну же с хорошего (о плохом театре я уже писал), ибо по всем западным правилам (вроде Дейл Карнеги популяризовал эту схему беседы) критику надо начинать с подчеркивания достоинства собеседника, а самые брутальные мысли оставлять на потом. Мне очень понравились условия, в которых работают актеры "Свободного театра", точнее не сами условия, а то что актеры и при таких условиях работают! Нет, конечно, так не должно быть, но на меня сильно подействовал факт того, что наперекор любым условиям: отсутствие сцены (ибо, что я видел - это просто маленькое помещение, благо крыша не протекает), материальной базы, какого-то эстетичного вида, как самого здания, так и прилегающей территории - что всегда предполагается в театре, даже авангардного со своими атрибутами, для настроя зрителя и т.д. В общем, всех начинающих актеров жаждущих истинной славы, которые не готовы в театре мыть полы, я бы водил туда на экскурсию и ставил бы в пример "Свободный театр"! Это вам не туда сюда пройтись по сцене с парой строчек текста и уже бунты устраивать, мол, гибнут таланты. Далее конечно удивляет организация. Ибо мотивировать людей и держать под какой-то идеей (именно идеей, не думаю, что решающую роль там играют зарплаты - сколько же это надо платить?) - тут, несомненно, организаторский талант. А мотивация там нужна не только из-за "творческих" условий, но и из-за отсутствия реальных перспектив (может они есть у "Свободного театра" на Западе, только дислоцируются они пока здесь). Вот только представить: захочет актер "Свободного театра" пойти сыграть какую-нибудь роль, которая по разным причинам ему может принадлежать, а его спросят, мол, а вы откуда? Из "Свободного театра", мы агитки по всему миру разыгрываем про тоталитарные страны, ну и в перерывах белорусских студентов отваживаем жить в этих тоталитарных странах. А им: не, не, не, у нас тут публика почтенная, пол зала чиновников только что из Дожинок приехали, остальная половина пенсионеров уже не помнящих, как сами бегали с агитками на Дожинках. И вот "Свободный театр", чувствуется, настроен идти до конца, до полной победы на президентских выборах - ибо победителей не судят, лично я обычно не имею такой плохой привычки, когда факт на лицо. Эту бы энергию да в другие театры, да на другую почву, где она бы имела другой вид! Ну и думаю достаточно о прекрасном, а то перехвалю. 

Агитки, театр, опера и балет

Я не буду рассказывать, что представление "New York' 79" было антихудожественным, что меня возмущали маты, сцены насилия, легкой эротики и прочей канализации. Во-первых, МИР ИЗМЕНИЛСЯ, и то, что лет десять назад могло восприниматься как какой-то эпатаж, культурный шок, претендующий на какую-то новизну и восхваленное каким-нибудь озабоченным бездарным молодым человеком, первым в СССР посмотревшим кассету какого-нибудь фильма в стиле Аля-трэш-арт-хаус, - сегодня видится по-другому. Наелись - меня не удивляет! Какое может быть возмущение, когда по телевизору и не такой трэш увидишь? Все это - грязнейшие штампы из знакомых уже всем кинофильмов. Лишь недоумение, что это еще пытаются называть театром (может театра не видели?). Подберите, наконец, подходящее слово, чтоб не путаться! Как, например, в драматургии некоторые тексты перестали называть пьесами, а просто драматические тексты. Вот слово "агитки" вместо "театра" мне нравится. Тогда все станет на свои места. Ты куда вечером пойдешь: в театр или в агитку? А не, в театр не пойду - там нынче актеры совсем заплесневели, да и профессиональной режиссуры нет. Пойду лучше в агитку - хорошо играют, да и текст выбрали актуальный! Поверьте, в этом случае, агиткам даже пойдет на пользу - вдруг потом разовьется в отдельное направление. Вроде того, как когда-то опера и балет отпочковались от драматического театра. Никто же из драмтеатра в оперу и балет не лезет и не порицает за несоответствие нормам, все живут по своим законам. 

Кладезь искусства

А то, что в агитке "New York' 79" не было никаких правил и признаков, по которым узнается театр, на этом нужно остановится. Отсутствие театра прежде узнается по наличию чернухи, нет, не только той, которая зовется порнухой, а чернуха в построении спектакля и игре актеров. Что-то вроде капустника, даже не в театре, а на театральном факультете, когда студенты сдали экзамен. Все-таки, как ни крути, а чернуха в кино строго, даже жесточайше, подчинена монтажу. Монтаж - царь и бог в кино - что при удачном раскладе может вылиться в хоть какой-то контролируемый поток сознания. А в "New York' 79" что объединяет, по каким законам построение? Возможно, у агиток есть свои моменты, не знаю, - я не изучал режиссуру агиток. Где учат? Ничего не могу сказать об идее и тому подобном в этом представлении - там не ведомые мне законы этого искусства. Далее об игре актеров. Вот уж кладезь актерской импровизации и самореализации. Пожалуй, не вспомню ни одного виденного мной спектакля, где бы я видел такое вопиющее несоответствие в игре у актеров. Один явно играл как актер представления. И кстати надо заметить, перевоплощение в образ развратной бабули у этого актера получилось очень удачным. Единственно положительный момент во всей агитке, притом, что я не совсем одобряю, когда женские роли играют мужчины (не та у нас театральная культура, да и вообще не одобряю гомосексуальную пропаганду). Здесь как-то вышло по-другому, если под этим образом подразумевать театральную пародию, которая в этой агитке явно не читалась. Остальные, из числа молодежи, что-то там пытались "переживать". Первое, что явно бросалось в глаза. Что этот бред невозможно переживать нормальному актеру, не то, что даже нормальному человеку. Действия никакого нет, на что можно было бы опереться в своих чувствах. А выдавливать из себя раба, да и чем? Короче, не знаю как в агитках, но в драматическом театре, существование актера на сцене не изучено напрочь! Это там может в Европе, не знают такого товарища, как господин Станиславский? А у нас в Беларуси актерское мастерство, слава богу, пока сплошь преподают Монаковы, Воронецкие, Кириченки и иже с ними! Но не буду далее продолжать… жалко ребят. Первое правило любого искусства (сколько же этих первых правил еще есть!): чтобы попрать какое-то правило, надо этим правилом владеть лучше всех! 

Все выше написанное имеет только одну цель. 

Мне интересно: куда ты плывешь крейсер "Аврора"? 

Приговор таков: развращение молодежи в двойне! За такое в советские годы расстреливали, потом в психбольницы сажали - не помогло. Может мое доброе слово поможет? Первое - осознанное развращение гнилой западной идеологией. Но почему бы не принести в Беларусь нормальные здоровые убеждения и ценности, которые есть на Западе? - я б расцеловал "Свободный театр". Второе - неосознанное развращение. Они думают, что играют в театре и доказывают это неокрепшим умам зрителей, которые также думают, что видят театр. Походите что ли по театрам. Вон можно на премьеру Занусси сходить в театр имени Горького - айда вместе. ))) 
Смайл, улыбаюсь, улыбка
Улыбаюсь

Знакомая жизнь

20 сентября 2010

Вчера съездил в город Молодечно. Там посетил минский областной драматический театр. Был общественный просмотр спектакля "Кто смеется последним" по пьесе Кондрата Крапивы, режиссер-постановщик - Владимир Савицкий. Был доволен, как самой поездкой, так и спектаклем.

Кто смеется последним?


Для начала стоит пару слов написать о Крапиве (1896 — 1991), много раз заслуженный белорусский и советский писатель, от дважды лауреата сталинской премии до героя социалистического труда. Но в народе он прежде известен и любим как баснописец. А вот его драматические произведения, как-то не сильно отмечены в сознании белорусов. И я думаю в этом где-то есть вина современного белорусского театра. Я уже писал о засилье в репертуарах наших театров каких-то очень сомнительных иностранных текстов (в лучшем случае пьес). А вот таких действительно хороших драматургов как-то сегодня не принято вспоминать - о причине этого также ранее писал. Вот Владимир Савицкий вспомнил, что у нас есть свои Мольеры (Кондрата Крапиву, не ошибусь, если назову белорусским Мольером) и не проиграл, по крайне мере в моих глазах. Я недавно перелистывал воспоминания Немировича-Данченко о Чехове, и там проскочила очень интересная мысль. Оказывается, МХАТ, да и не только этот театр, а вообще весь русский театр в ту эпоху, действительно искали знакомую жизнь на сцене, а не знакомый театр и уже многим опротивевшую эффектную фальшь (об этом я напишу в следующей статье о Свободном театре) - чем не сегодняшнее чувство зрителя? 
Белорусский народный писатель Кондрат Крапива
Белорусский народный писатель Кондрат Крапива

Знакомая жизнь


Так вот, посмотрев спектакль "Кто смеется последним" в молодеченском театре, я испытал чувство, что это знакомая жизнь. Все что написал Крапива в своей пьесе, все это сегодня присутствует. Скажу более, я как-то работал в одной организации, которая точь-в-точь геологический институт из произведения Крапивы. Также одни плетут сплетни, другие ничего не делают, третьи только и занимаются своей карьерой, лизоблюдство, трусость, несоответствие занимаемым должностям и т.д., но есть и люди своего дела. Все это знакомо в жизни. Все это наше, и это всегда нужно изобличать сатирой - это и есть театр как зеркало действительности. Не буду рассказывать удачные стороны самого спектакля. Спектакль получился в духе пьесы Крапивы - уже можно назвать успехом. Нет КВНа и этого пошлого юморка, которым так часто сегодня театр любит побаловать зрителя. Но немного омрачает, как мне показалось, какая-та не доработка в игре у актеров, от этого внутренняя пружина спектакля слаба. Любая сатира по мне должна обладать что-то вроде пружиной, которая постоянно сжимается, не предполагая какого-то предела, но в какой-то момент бьет накопленной силой. Здесь катарсис не в каких-то интимных или трагических чувствах, а в чувстве отрезвления, как в поговорке: пока жареный петух не клюнет. Это слабовато получилось. Но думаю, потенциал для этой пружины есть. Прибавить больше смелости и понимания, что не о геологическом институте в СССР спектакль. А об организации, в которой я работал, и в которых будут работать при любом строе в ближайшем будущем, при нашем развитии культуры общества, т.е. о жизни, которую мы все знаем!
Сатирическая комедия Кто смеётся последним по пьесе Крапивы, фильм, кино, 1954
Сатирическая комедия Кто смеётся последним, Беларусьфильм 1954, Режиссер Корш-Саблин

Обсуждение спектакля

14 сентября 2010

ДЕРЕВО
Увидя, что топор крестьянин нес,
«Голубчик», Деревцо сказало молодое:
«Пожалуй, выруби вокруг меня ты лес,
Я не могу расти в покое:
Ни солнца мне не виден свет,
Ни для корней моих простору нет,
Ни ветеркам вокруг меня свободы,
Такие надо мной он сплесть изволил своды!
Когда б не от него расти помеха мне,
Я в год бы сделалось красою сей стране,
И тенью бы моей покрылась вся долина;
А ныне тонко я, почти как хворостина».
Взялся крестьянин за топор,
И Дереву, как другу,
Он оказал услугу:
Вкруг Деревца большой очистился простор;
Но торжество его недолго было!
То солнцем дерево печет,
То градом, то дождем сечет,
И ветром, наконец, то Деревцо сломило.
«Безумное!» ему сказала тут змея:
«Не от тебя ль беда твоя?
Когда б, укрытое в лесу, ты возрастало,
Тебе б вредить ни зной, ни ветры не могли,
Тебя бы старые деревья берегли;
А если б некогда деревьев тех не стало,
И время их бы отошло:
Тогда в свою чреду, ты столько б возросло,
Усилилось и укрепилось,
Что нынешней беды с тобой бы не случилось,
И бурю, может быть, ты б выдержать могло!»

Иван Андреевич Крылов
Картина Левитан Золотая осень
Картина Левитан Золотая осень

Обсуждение спектакля Женщина Бергмана

Всегда любил басню Крылова "Дерево" - высшая математика, четко, ясно и мораль есть. Когда энергия так и бьет из меня, вспоминаю ее, дабы довериться мудрости старших поколений. Что воевать с пенсионерами? Сами отпадут, какие бы вековые дубы не стояли! Вообще же, ни смотря на то, что эти дубы бояться упасть, а молодые думают, что не появится у них этого страха, этот круговорот природы мне скорее видится комедией, чем трагедией. Вот осень - листья желтеют и отпадают - красота! Благодатные дни. Собирай урожай. Скоро другая весна!!! Что жалеть эти тленные листья и делать из этого трагедию? Тут нет никакого театра. Одна лирика: прислушивайся к неясному шепоту и пиши эпитафии в назидание весенним цветам, чтоб также успели опылиться и оставить память о себе последующим росткам. Другое дело позднюю весной ударили морозы, или сломало ветку летней грозой, или пожар в лесу - тут случай и театр - вот трагедия! Листок на сломанной ветке не отпадает, не сбивается ветром в кучу таких же желтых листьев, а незаметно и бессмысленно вянет. Но такое мое понимание театра, как оказывается не всем по душе и среди них много пенсионеров. О чем думают эти пенсионеры, я признаться не знаю, но очень за них переживаю, т.к. у меня родители пенсионного возраста. И конечно, лично понимаю всю печаль предстоящей неизбежности - но в этом не вижу горе!!! Горе - это когда старшее поколение хоронит молодое, когда молодые хоронят друг друга. А когда пенсионеры друг друга - это просто печаль, грусть с надеждой на радость в молодых. Прошу прощения за свое пространное и возможно спорное вступление, но без этого я не смогу объяснить свое отношение к спектаклю, который я сегодня видел. В РТБД (Республиканский Театр Белорусской Драматургии) состоялся общественный просмотр спектакля "Женщина Бергмана" по произведению Н. Рудковского, постановка Валерия Анисенко, по случаю выдвижения спектакля на Государственную премию Республики Беларусь. После просмотра состоялось обсуждение спектакля, собственно ради чего как я понял, был организован этот театральный вечер. Оказывается, по протоколу ответственные лица должны услышать отзывы зрителей, дабы Госпремия не превращалась в обычную распилку каких-то наград и чего-то стоила нематериального в глазах общественности, или чтобы ответственные лица в следующий раз были еще более ответственными. Например, я вот когда слышу: лауреат государственной премии СССР - у меня сразу отпадает всякое сомнение по поводу такого человека, т.к. хоть там и были всякие неточности (кто первый среди первых), но только среди достойных. Итак, пересказывать спектакль нет смысла, многие его видели, лучше сразу перейти к обсуждению. Стоит только добавить, что спектакль с успехом проходил во многих странах, в том числе получал какие-то награды в Европе. Что я далее о нем напишу и что о нем говорили сегодня зрители, вряд ли это будет полной оценкой. Началось обсуждение скромно, с раскачкой. От простой похвалы, потом к восхищению и уже доносились слова "гениально" и т.п. Выступали врачи, актеры других театров, философы, поэты и другие. Моя рука все сильней и сильнее преодолевала робость и вот, наконец, мне дали слово. И хотя как оратор я редко практиковался, еще страх перед публикой у меня сохраняется, но теорию я когда-то очень серьезно изучал, поэтому тех, кого я хотел вывести из себя своей не сильно пламенной речью, те изобличали сами себя пытаясь доказать всем, что я мягко говоря заблуждаюсь. А то, что моя речь достигла цели - были одобрительные глаза у значительной части зрителей (возможно не большей). Этот момент я пишу не для своего тщеславия, а для тех людей, которые, совершенно не зная человека, и даже не пытаясь его выслушать, во всеуслышание говорят о его низком умственном развитии и о его совершенном не понимании искусства. Сначала я подумал, что меня не хотят слушать, т.к. все это обсуждение очередной маскарад, для галочки. Собрались, увидели, промолчали и разошлись. Но потом я увидел, кто против меня выступает. Оказывается, по большей части со мной не согласились пенсионеры! Причем это несогласие было их искренним выражением гнева к моим словам. О чем же я говорил? Самая первая моя мысль - это что спектакль по большей части рассчитан на европейский менталитет, от этого некоторые наши зрители не до конца понимают смысл. У нас все-таки восточнославянский менталитет (который некоторые считают варварским и не культурным). В этом я вижу успех этого спектакля на западном фронте. Хотя не вижу кардинальных различий в данном случае, скорее какое-то препятствие для полного понимания белорусским зрителем. И характеристику этого спектакля, высказанную другими участниками обсуждения, как современный, я уточнил словом - модный. У нас мода на западные стандарты, на их мышление и эстетику. Таких спектаклей в Беларуси сейчас не мало. Но это же не значит, что от этого он становится в моем понимании хуже, просто он стал типичным. Прошелся я по драматургии. Высказав, что текст Рудковского по сути слабый. Совершенно не прописан событийный ряд, плохо выведены характеры (это не успел сказать), концовка не имеет хоть какого-то логического завершения. Но при этом, похвалил сам спектакль, т.к. вопреки этому тексту (а по другому не знаю, как назвать) спектакль получился не плохим, и отдал должное режиссеру. Спектакль Женщина Бергмана держится на атмосферности и додуманной театром мысли. Здесь спору нет, даешь Госпремию! Я кстати, несколько раз акцентировал внимание, что спектакль достойный - но меня мало кто слышал в зале. Вот уж поистине восточнославянский менталитет (в том числе у тех, кто со мной спорил): или все, или ничего! Прекрасная жажда совершенства. Не может наш человек хоть что-нибудь признать, если у него возникнет хоть маленькое сомнение, проскочит малюсенькая мысль, что вот что-то не совсем идеально - тогда взбунтуется и все снесет, напрочь, при этом будет спокойно мириться с чем-то худшим, но не претендующим на какой-то идеал. Некоторые считают, что Запад давно утратил эту творческую жилку, поэтому и загнивает в благополучии. По поводу моего высказывания об отсутствии хоть какого-то действия на сцене, некоторые утверждали, что события - это переживания героев, их чувства и тому подобные сопли. Что мне ответить? Есть события, а есть слезы с соплями, после этих событий, или просто какие-то непонятные для мужчин слезы у женщин по поводу и без повода, дабы потом появился этот самый повод. Но события в театре (учим матчасть!) - это не просто что-то такое, что на кого-то влияет, событие - это факт, происшествие и т.п., которое влияет на всех персонажей! Вроде: рубят сад, военная часть передислоцируется в другой город, в деревне коллективизация и т.д. Самое интересное, что этого не знают уважаемые критики! Конечно, спектакли не только могут быть без событий, они прекрасно существуют на Западе. Эта эстетика появилась на почве западной социальной "обустроенности" общества, когда всех ведьм попалили, все лишние сады вырубили, военные части в Афганистане все разместили - можно спокойно удариться в созерцание бессознательного психоанализа и поискать химер в своих мечтах. У нас общество пульсирует в другом ритме и плоскости, поэтому театр, как некое социальное зеркало, пока что предполагает события, с всеобщими переменами. И все же, почему я также выступаю за Госпремию? Потому что нам никогда не догнать Запад! И я тут уж который раз пытаюсь высказать эту мысль, что не нужно нам гнаться за Западом, а быть мудрыми. Спокойно учиться, смотреть как там у них, что-то сравнивать, лучшее по нашим меркам перенять и переварить. Эталон не там, а тут - мои авторитеты все здесь! Вот и в этом спектакле все равно РТБД вставил нечто чуждое этой бессюжетной эстетике запада и от корня наше. Но некоторые пенсионеры этого не понимают, как возлюбили в середине восьмидесятых западные идеалы (на западе этих идеалов давно уже нет, сегодня совершенно другое рулит), так и до сих пор им хоть кол на голове чеши, они будут кричать, что их не понимают. Итак, спектакль про оперную певицу, которая потеряла голос и попала толи в психбольницу, толи в какое-то специальное медучреждение, где больным возвращают голос (очень уж не понятно все-таки какая это больница, может на западе такие и есть, у нас скорее был бы санаторий). За этой певицей ухаживает молодая медсестра, которая, мягко говоря, тоже могла бы лечь отдохнуть в каком-нибудь санатории. Бывшая дива весь спектакль только кривляется, т.к. нет голоса, а такие люди только через кривляние и могут выражать свои чувства, что естественно вызывает сочувствие. Но для меня крайне трудно в этом уловить актерскую игру, т.к. показ каких-то физических дефектов, а не естественной мимики, скрывает само существование актера на сцене. Не зря же в театральных институтах запрещают студентам играть физически больных людей. Поэтому ничего не могу сказать о Татьяне Мархель в этом спектакле - здесь я согласен, тончайшие нити искусства пока еще мне не доступны. И вот эта героиня что-то себе думает в каком-то мире живет, какую-то свою личную трагедию переживает и многое подстроено под этот внутренний мир, декорации, музыка, другие актеры и т.п. В общем, все пенсионеры, наслаждались именно печалью этой стареющей и уже никому не нужной женщины (подразумевая конечно, что и к ним также жизнь несправедлива). Вот ее осень, вот она пожелтела, оторвалась от ветки и уносится ветром в своих воспоминаниях и сожалениях о невозвратной молодости и т.д. и т.п. В общем, и весь спектакль, и вся предполагаемая идея. Здесь можно плакать и пузырить соплями. Старушка Европа аплодирует! К этому, практически весь спектакль что-то там себе бормочет медсестра по поводу этой тихой и счастливой старости, так сказать, создает усиление до пенсионерской боли этой грустной истории. А молодежь что ж? А ей наплевать! У них другие задачи, другая эстетика, другое видение мира. Куда катится мир? Как же эта наглая и некультурная молодежь не видит гениального спектакля? И тут откуда-то взялся совершенно чуждый элемент этому спектаклю, - который и есть собственно театр. Почему чуждый? Да потому, что если бы он предполагался, то второго акта не было бы! Второй акт - это пенсионеры в театре, а не театр о пенсионерах. Людмила Сидаркевич - умница!!! Несомненно, когда в театрах играют такие актрисы, такой театр с режиссерами заслуживает Госпремии. Эта была главная роль, не потому что там был большой текст, а потому, что единственно главным персонажем в спектакле "Женщина Бергмана" был образ медсестры. Вот она трагедия, вот он театр, получите пенсионеры в спину! Подумаешь, певичка голос потеряла, даже нет, голос потеряла действительно лучшая оперная певица в мире, - это ж настоящая трагедия для Западного мира, не то что даже просто оперного театра! Тут я согласен подразумеваемое событие для всех все-таки было - миллионные тиражи четко сработали с заголовками "Куда уходят кумиры?" А тут, какая-та прислуга, так полусумасшедшая, чуть культурная, вроде и не красивая и вроде как уже не молода. Ничего в жизни не имела, и ничего не увидит, т.к. вянет на сломанной весной ветке. Но есть главное - воля! Ничего не светит в жизни, откуда же воля? Не жажда жизни, а именно воля!

Про волю, жаль, ничего не успел сказать на обсуждении этого спектакля..

Белорусское кино

12 сентября 2010

Беларусьфильм - бесплодие века сего

Национальная киностудия Беларусьфильм
Национальная киностудия Беларусьфильм
На днях наш Президент Беларуси Лукашенко выступил с очередным посланием к народу, теперь по поводу белорусского кино. Вообще-то я аполитичный человек, но не скажу, что политикой не интересуюсь уж вовсе.
Совсем наоборот, политика меня развлекает, когда театр с этим не справляется: интересно наблюдать, как сильные мира сего бессильны против простого человека, которому в принципе, как и мне, до лампочки, о чем в верхах говорят, был бы только повод что-нибудь вспомнить. Итак, Президент Беларуси на встрече с деятелями культуры страны много говорил по вопросу развития кинематографии и вот я вспомнил, как и многие, что в Беларуси существует киностудия "Беларусьфильм", где оказывается, сегодня снимают белорусские фильмы. Бывал я там несколько раз, как и в белорусских колхозах. Поэтому с чистой совестью могу утверждать, что колхозники заботятся более бережно и более стараются держать чистыми свои свинарники и коровники, чем кинематографисты свое родное здание. Вот уж если раньше люди кино были, чуть ли не цветом советской интеллигенцией, то сейчас можно наглядно наблюдать, как она сгнила, - крайне не хватает московских капиталовложений для атомной косметики, дабы привести в сексуальный вид лицо киностудии. Какой нормальный российский режиссер поедет сюда раскрывать тему "православных сисек" и добрых немцев, сон которых побеспокоил советский варвар? Перед "Беларусьфильмом" стала неразрешимая дилемма. Или они вступят в эру нормального рыночного существования и начнут снимать современное и съедобное киноговно (простите, не смог удержаться от самой емкой и чаще всего используемой характеристики), или в лучшем случае будут и дальше загнивать. Оба варианта далеки от совершенства. Последнее понятно: ни у кого больше нет сил терпеть и тратиться на бесплодное белорусское кино. Первый же вариант, возможно, расходится с политикой государства, так и не поддерживается мнением некоторой части белорусских граждан (к которым принадлежит и ваш покорный слуга), что лучше не пачкать светлый образ белорусского кинематографа в советское время, крайне сомнительными фильмами с этической (читать: высокоэстетической) точки зрения.

Современное белорусское кино - без вариантов

Лучший фильм Беларусьфильма, по произведению Ивана Мележа, Полесская хроника, Люди на болоте, Дыхание грозы
Лучший фильм Беларусьфильма, по произведению Ивана Мележа, Полесская хроника: Люди на болоте, Дыхание грозы
Для меня были интересны пару высказываний Александра Григорьевича:
1) "В Беларуси каждый может сделать карьеру сообразно своим знаниям и способностям", - считает Президент. "В Беларуси созданы все условия для того, чтобы каждый гражданин мог реализовать свой талант на родине, - сказал он. - Хочу, чтобы вы знали: государство всегда поддержит всех творческих людей, которые служат обществу всей силой своего таланта. Будь то признанный мастер или начинающий актер, режиссер, сценарист". 
Это конечно хорошо, что в Беларуси такие возможности талантам. Как писал Островский: был бы талант - поклонники найдутся. Но мне кажется, не в ту сторону смотрят в поисках этих талантов, - и в последующих публикациях я постараюсь раскрыть эту тему со своей стороны, так сказать изнутри. Далее:
2) Национальный фильм - это хороший, достойный фильм, в котором отражена душа народа. Нельзя девальвировать это понятие. 
Кино БССР, фильм Полесская хроника, Люди на болоте, Людзі на балоце, 1981, Дыхание грозы, Подых навальніцы, 1982
Кино БССР, фильм Полесская хроника: Люди на болоте (Людзі на балоце) 1981, Дыхание грозы (Подых навальніцы) 1982.
Понятно, что любому государству нужны национальные проекты, в том числе и кинопроекты. Кино как важнейшее из искусств в идеологическом плане никто не отменял. Но возникает совершенно справедливый вопрос: а понимает ли это самое кино душу народа? Вот на примере последнего фильма Михалкова - многим кинематографистам хотелось опустить Сталина хотя бы мордой в торт. Не получилось, т.к. понятие душа народа уже давно девальвировано и скорее советская экзотика, чем что-то само собой подразумеваемое. Дело не в личности Сталина и его роли в истории, а в том что народ не спрашивают что у него на душе. И здесь же мне могут возразить, мол, а в советские годы спрашивали? Мой ответ: да! Просто уже не понимают, кто должен спрашивать у этого неизвестного народа, что у него на душе, в уме и чего ждет. И здесь некоторые надеются решить проблему белорусского кинематографа совершенно не в той плоскости, где эта проблема лежит. Кризис не белорусского кино - кризис белорусской литературы!!! С уверенностью можно сказать, что она никому не нужна, в том числе и литераторам, не говоря уже о режиссерах и актерах. И соответственно ее нет. Литература - это не просто какие-то хорошо написанные рассказы, пьесы, сценарии, хорошо продаваемые и где-то обсуждаемые. Литература - это лучший человек нашего времени. Литература - это нужный человек в наш век. Литература - это самый последний человек во все времена! В общем, что на киностудии "Беларусьфильм" вскоре начнут снимать качественное киноговно - я не сомневаюсь. Но я верю, что когда в нашем крае появится высокая литература: белорусское кино начнет производить поистине мировые шедевры! В белорусской литературе есть великие произведения, но современная литература до их пупа еще не доросла.

Полесская хроника: "Люди на болоте" и "Дыхание грозы"

Белорусское кино, Люди на болоте
Белорусское кино: Люди на болоте
Тема белорусского кинематографа вызвала у меня приятные воспоминания детства. Каждый  человек вырастает на каких-то картинах, сказках, песнях, книгах, фильмах. Я вырос на "Полесской хронике". Можно сказать, что все мое отношение и любовь к белорусскому искусству выражено через эту киноленту. Для меня не любить "Люди на болоте", значит не любить весь белорусский кинематограф! Так же как не любить Пушкина равнозначно презрению ко всей русской литературе. Или не понимать Купалу значит - ничего не знать о белорусской культуре. Давно не видел этот лучший фильм из когда-либо созданных в Беларуси, но сейчас вот удивляюсь себе, что все четко помню. Такие фильмы осознаются годами. И я думаю, что настоящее признание этого фильма еще впереди. Ой, меня аж внутри передергивает, когда думаю об этом фильме. Недавно зашел в подземный переход около кинотеатра "Москва", смотрю, а там какой-то хлопчик на дудке играет. Я прохожу мимо его и про себя думаю: вот он белорусский пастушок со свирелью! Прохожих нет, чтоб ему копейку кто кинул, а он себе играет. Я еще тогда подумал, такого в кино не увидишь, чтоб показано было не натурально, а художественно и с душой.
Актриса Елена Борзова, главная роль Ганны
Актриса Елена Борзова, главная роль Ганны в фильме Полесская хроника.
Белорусский актер, Юрий Казючиц, в роли Василя, кинофильм, Люди на болоте
Белорусский актер Юрий Казючиц в роли Василя, кинофильм Люди на болоте.
Только две художественные книги я перечитывал, при чем с особым трепетом, - это "Война и мир" Льва Толстого и "Люди на болоте" Ивана Мележа. (Конечно, перечитывал что у Шекспира, Пушкина и других.) Если белорусская литература создала настоящие эпические произведения, то для меня, несомненно, на первом месте стоит книга Мележа, так все метко подмечено о душе белорусского народа…
Экранизация книги, Мележ, Люди на болоте, кадр из фильма, белорусское кино, режиссер, Виктор Туров
Экранизация книги Мележа Люди на болоте, кадр из фильма, белорусское кино, режиссер Виктор Туров.

Ожидание театра

01 сентября 2010

                    ... Начал я тут: "О пусть же от вас от обеих
       В жадные уши слова робкий воспримет поэт...
Скиптр и высокий котурн в украшенье одна посылает -
       Следом за нею уста громко готовы звучать.
Но увлеченьям моим посылает вечность другая -
       Будь же со мною и стих длинный с коротким сплети.
Время, Трагедия, мне - о, позволь - хоть недолгое
                                                                                                         выждать:
       Дело твое - на века, ей же - так короток срок!.."
Милость любезно дана! - поспешите ж скорее, Амуры...
       Ждет она, - там же, вдали, важная речь предстоит...
Публий Овидий Назон "Трагедия и Элегия перед поэтом".

Ожидание театра

Скоро начнется новый театральный сезон. Не скажу, что жду с нетерпением, но я немного соскучился по походам в театр. Вообще бывают две скуки.
Одна скука, о которой писал ранее. Это когда чего-то хочется, чего-то ищешь, о чем-то думаешь, но этого все нет и нет, - вот-вот потеряешь надежду найти. Как-то грустно тогда смотреть на мир, все вокруг кажется бездарным и пошлым. Может быть, что-то и нравится, но это не твое, не то чем бы искренне восхищался. А променивать мечту на то, что не отражает твои идеалы, не очень хочется. Конечно, такая скука относится не только и не прежде к театру. Другая скука совсем иное состояние. И мне вот сейчас не понятно, почему эти два чувства в русском языке названы одним словом. Вторая скука это по сути то, что ищет первая, когда ты уже знаешь по ком скучать, ведь ты уже встречал. Нет ожидания - нет никакого искусства - одна пошлость! Зритель у нас ждет, ждет, не смотря на все засилье… А зрителя этого не ждут, не спрашивают, скучал ли он, сразу предлагают.
Пастаноўка тэатра Янкi Купалы Чорная панна Нясвіжа
Пастаноўка тэатра Янкi Купалы "Чорная панна Нясвіжа", містычная легенда аб любові ў адной дзеі.
В сентябре не буду посещать драмтеатры, по крайней мере, целенаправленно. Слишком много было разочарований, надо еще отойти и охладеть. Решил пока ходить в Национальный академический Большой театр оперы и балета Республики Беларусь (НАБТ оперы и балета). Во-первых, я как-то незаслуженно забросил этот театр в прошлом сезоне. А во-вторых, какой бы любви к театру Я. Купалы я не испытывал, а самая большая гордость Беларуси - это именно наш театр оперы и балета. О нет, не из-за разукрашенного фонтанами и мраморами здания, или там какой современной сцены и вложенных денег. Гордость - в коллективе людей. Я не знаю наверняка, какой там коллектив, - сплоченный (что, несомненно, должно быть в театре) или там кипят ужасные страсти, какие лидеры этого коллектива, какой идеей наполнен и объединен этот театр (что собственно хочу и выяснить). Но одно достоинство этого коллектива, которое ярче всего выявляется среди всех остальных белорусских театров и характеризует его как лучший - это несомненное наличие театрального интеллекта! Вот уж, наверное, этот театр никак не мог ожидать, что этим его похвалят. Да, я тоже никогда не подумал, если бы не видел бедность этого интеллекта в наших драматических театрах. Если вы меня спросите, как проявляется этот театральный интеллект в театре оперы и балета, то я отвечу следующим образом. На их спектаклях видел и слышал то, что никак по-другому это не выразить, кроме как пением и танцами. Конечно, нет предела совершенства и для этого театра.


Видео-анонс "Черная панна Несвижа"

Все минские зрители уже знают, что Купаловский театр ушел на двухлетний ремонт. А вот где он будет ютиться и где будут спектакли, я не знаю. Вообще же выскажу сугубо свое некое мнение по поводу реконструкции здания театра. В печати и на форумах было много споров о внешней и внутренней модернизации. Не скажу, были ли они обоснованными или нет, но после этих обсуждений я уже как-то негативно отношусь к будещему зданию театра им. Я. Купалы; в любом случае, хоть там будет суперсовременная сцена и все выложат золотом. Чувство, что не для зрителя строят, не для людей, а для тщеславия, даже не театрального! Простой пример, не знаю где я вычитал или услышал, но сиденья для зрителей планируют сделать очень комфортными. Причем это запомнилось, т.к. на этом был сделан акцент. Или кто-то не понял, о чем он говорит, т.к. совершенно далек от понимания, или действительно будут строить исходя не из потребностей театра (по неразумению, или вследствие других причин). Ведь зрителю не должно быть комфортно в кресле - на то это театр, что должен держать в напряжении! Я не говорю, что люди должны сидеть на гвоздях или испытывать какое-то раздражительное неудобство. Короче, на эстраду в Купаловский театр ходить не буду! Но всегда надеешься на лучшее и ожидаешь театр.
Спектакль театра Янки Купалы Черная панна Несвижа
Спектакль театра Янки Купалы "Черная панна Несвижа", мистическая легенда о любви в одном действии.

P.S. У блогеров принято рекламировать друг друга, обычно по взаимной договоренности. Я же театралам, посоветую то, что не только регулярно читаю, но и с большим интересом: Анатолий Эфрос. По сути это только текст книг этого режиссера ("Репетиция - любовь моя", "Профессия: режиссер", "Продолжение театрального романа"), но вся прелесть, что дневник наполняется постепенно - у меня даже возникло ощущение, что пишется это сегодня им самим.

P.P.S. Отдельная благодарность за предоставленные фотографии их автору: Ссылка на галерею.

Быть или не быть - таков вопрос!

28 августа 2010

Мы урожая ждем от лучших лоз, 
Чтоб красота жила, не увядая. 
Пусть вянут лепестки созревших роз, 
Хранит их память роза молодая. 
(из Сонетов Шекспира)
УИЛЬЯМ ШЕКСПИР - английский драматург и поэт
УИЛЬЯМ ШЕКСПИР - английский драматург и поэт

Шекспир пьеса "Гамлет", монолог "Быть или не быть"

А вы знаете какой дальше идет текст после слов из монолога "Быть или не быть" шекспировской пьесы "Гамлет"? Хотя бы следующую фразу. Выбирайте себе по вкусу любой перевод этих бессмертных строк. Я же надеюсь, когда-нибудь увижу Гамлета в театре. В чем смысл и загадка этого монолога? Пишите свои варианты в комментариях.

Оригинал моногола "Быть или не быть" на английском языке:

WILLIAM SHAKESPEARE:

To be, or not to be: that is the question:
Whether 'tis nobler in the mind to suffer
The slings and arrows of outrageous fortune,
Or to take arms against a sea of troubles,
And by opposing end them? To die: to sleep;
No more; and by a sleep to say we end
The heart-ache and the thousand natural shocks
That flesh is heir to, 'tis a consummation
Devoutly to be wish'd. To die, to sleep;
To sleep: perchance to dream: ay, there's the rub;
For in that sleep of death what dreams may come
When we have shuffled off this mortal coil,
Must give us pause: there's the respect
That makes calamity of so long life;
For who would bear the whips and scorns of time,
The oppressor's wrong, the proud man's contumely,
The pangs of despised love, the law's delay,
The insolence of office and the spurns
That patient merit of the unworthy takes,
When he himself might his quietus make
With a bare bodkin? who would fardels bear,
To grunt and sweat under a weary life,
But that the dread of something after death,
The undiscover'd country from whose bourn
No traveller returns, puzzles the will
And makes us rather bear those ills we have
Than fly to others that we know not of?
Thus conscience does make cowards of us all;
And thus the native hue of resolution
Is sicklied o'er with the pale cast of thought,
And enterprises of great pith and moment
With this regard their currents turn awry,
And lose the name of action.-Soft you now!
The fair Ophelia! Nymph, in thy orisons
Be all my sins remember'd.

УИЛЬЯМ ШЕКСПИР МОНОЛОГ ГАМЛЕТА "БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ..." 
В ЛУЧШИХ РУССКИХ ПЕРЕВОДАХ XIX-XX ВЕКОВ


М. Вронченко

Быть иль не быть - таков вопрос; что лучше,
Что благородней для души: сносить ли
Удары стрел враждующей фортуны,
Или восстать противу моря бедствий
И их окончить. Умереть - уснуть -
Не боле, сном всегдашним прекратить
Все скорби сердца, тысячи мучений,
Наследье праха - вот конец, достойный
Желаний жарких. Умереть - уснуть.
Уснуть. Но сновиденья... Вот препона:
Какие будут в смертном сне мечты,
Когда мятежную мы свергнем бренность,
О том помыслить должно. Вот источник
Столь долгой жизни бедствий и печалей.
И кто б снес бич и поношенье света,
Обиды гордых, притесненье сильных,
Законов слабость, знатных своевольство,
Осмеянной любови муки, злое
Презренных душ презрение к заслугам,
Когда кинжала лишь один удар -
И он свободен. Кто в ярме ходил бы,
Стенал под игом жизни и томился,
Когда бы страх грядущего по смерти
Неведомой страны, из коей нет
Сюда возврата, - не тревожил воли,
Не заставлял скорей сносить зло жизни,
Чем убегать от ней к бедам безвестным.
Так робкими творит всегда нас совесть,
Так яркий в нас решимости румянец
Под тению пускает размышленья,
И замыслов отважные порывы,
От сей препоны уклоняя бег свой,
Имен деяний не стяжают. Ах,
Офелия. О нимфа, помяни
Грехи мои в своей молитве.


М. Загуляев

Быть иль не быть - вот он, вопрос. Должна ли
Великая душа сносить удары рока
Или, вооружаясь против потока бедствий,
Вступить с ним в бой и положить конец
Страданью...
Умереть - заснуть... и только.
И этим сном покончить навсегда
С страданьями души и с тысячью болезней,
Природой привитых к немощной плоти нашей...
Конец прекрасный и вполне достойный
Желаний жарких...
Умереть - заснуть...
Заснуть... быть может, видеть сны... какие?
Да, вот помеха... Разве можно знать,
Какие сны нам возмутят сон смертный...
Тут есть о чем подумать.
Эта мысль
И делает столь долгой жизнь несчастных.
И кто бы в самом деле захотел
Сносить со стоном иго тяжкой жизни,
Когда б не страх того, что будет там, за гробом.
Кто б захотел сносить судьбы все бичеванья
И все обиды света, поруганье
Тирана, оскорбленья гордеца,
Отверженной любви безмолвное страданье,
Законов медленность и дерзость наглеца,
Который облечен судьбой всесильной властью,
Презрение невежд к познаньям и уму,
Когда довольно острого кинжала,
Чтоб успокоиться навек... Кто б захотел
Нести спокойно груз несчастной жизни,
Когда б не страх чего-то после смерти,
Неведомой страны, откуда ни один
Еще доселе путник не вернулся...
Вот что колеблет и смущает волю,
Что заставляет нас скорей сносить страданья,
Чем убегать к иным, неведомым бедам,
Да, малодушными нас делает сомненье...
Так бледный свой оттенок размышленье
Кладет на яркий цвет уж твердого решенья,
И мысли лишь одной достаточно, чтоб вдруг
Остановить важнейших дел теченье.
О если б... Ах, Офелия... О Ангел,
В своей молитве чистой помяни
Мои грехи.


Н. Кетчер

Быть или не быть. Вопрос в том, что благородней: сносить ли пращи и стрелы злобствующей судьбины или восстать против моря бедствий и, сопротивляясь, покончить их. Умереть - заснуть, не больше, и, зная, что сном этим мы кончаем все скорби, тысячи естественных, унаследованных телом противностей, - конец желаннейший. Умереть - заснуть, заснуть, но, может быть, и сны видеть - вот препона; какие могут быть сновиденья в этом смертном сне, за тем как стряхнем с себя земные тревоги, вот что останавливает нас. Вот что делает бедствия так долговечными; иначе кто же стал бы сносить бичевание, издевки современности, гнев властолюбцев, обиды горделивых, муки любви отвергнутой, законов бездействие, судов своевольство, ляганье, которым терпеливое достоинство угощается недостойными, когда сам одним ударом кинжала может от всего этого избавиться. Кто, кряхтя и потея, нес бы бремя тягостной жизни, если бы страх чего по смерти, безвестная страна, из-за пределов которой не возвращался еще ни один из странников, не смущали воли, не заставляли скорей сносить удручающие нас бедствия, чем бежать к другим, неведомым. Так всех нас совесть делает трусами; так блекнет естественный румянец решимости от тусклого напора размышленья, и замыслы великой важности совращаются с пути, утрачивают название деяний. - А, Офелия. О нимфа, помяни меня в своих молитвах.


Н. Маклаков

Быть иль не быть, - вопрос весь в том:
Что благороднее. Переносить ли
Нам стрелы и удары злополучья -
Или восстать против пучины бедствий
И с ними, в час борьбы, покончить разом.
Ведь умереть - уснуть, никак не больше;
Уснуть в сознании, что настал конец
Стенаньям сердца, сотням тысяч зол,
Наследованных телом. Как, в душе,
Не пожелать такого окончанья?
Да. Умереть - уснуть. Но ведь уснуть,
Быть может, грезить. Вот, и вечно то же
Тут затрудненье: в этой смертной спячке,
Как с нас спадет ярмо земных сует,
Какого рода сны нам сниться могут.
Вот отчего мы медлим, вот причина,
Что наши бедствия столь долговечны.
И кто бы согласился здесь терпеть
Насилье грубое, издевки века,
Неправды деспотов, презренье гордых,
Тоску отвергнутой любви, законов
Бездействие, судов самоуправство
И скромного достоинства награду -
Ляганье подлецов, когда возможно
Купить себе покой одним ударом.
И кто бы захотел здесь ношу жизни,
Потея и кряхтя, таскать по свету,
Когда б не страх чего-то после смерти,
Страх стороны неведомой, откуда
Из странников никто не возвращался,
Не связывал нам волю, заставляя
Охотнее страдать от злоключений
Уже известных нам, чем устремляться
Навстречу тем, которых мы не знаем.
Так совесть превращает нас в трусишек,
Решимости естественный румянец,
При бледноликом размышленье, блекнет;
Стремления высокого значенья,
При встрече с ним, сбиваются с дороги,
И мысли не становятся делами, -
А, это вы, Офелия. О нимфа.
Воспомяни грехи мои в молитвах.


А. Соколовский

Жить иль не жить - вот в чем вопрос.
Честнее ль
Безропотно сносить удары стрел
Враждебной нам судьбы, иль кончить разом
С безбрежным морем горестей и бед,
Восстав на все. Окончить жизнь - уснуть,
Не более, - когда при этом вспомнить,
Что с этим сном навеки отлетят
И сердца боль, и горькие обиды -
Наследье нашей плоти, - то не вправе ль
Мы все желать подобного конца.
Окончить жизнь - уснуть... уснуть, а если
При этом видеть сны... Вот остановка.
Какого рода сны тревожить будут
Нас в смертном сне, когда мы совлечем
С себя покрышку плоти. Вот что может
Связать решимость в нас, заставя вечно
Терпеть и зло, и бедственную жизнь...
Кто стал бы, в самом деле, выносить
Безропотно обиды, притесненья,
Ряд горьких мук обманутой любви,
Стыд бедности, неправду власти, чванство
И гордость знатных родом - словом, все,
Что суждено достоинству терпеть
От низости, - когда бы каждый мог
Найти покой при помощи удара
Короткого ножа. Кто стал влачить бы
В поту лица томительную жизнь,
Когда бы страх пред тою непонятной,
Неведомой страной, откуда нет
И не было возврата, не держал
В оковах нашей воли и не делал
Того, что мы скорей сносить готовы
Позор и зло, в которых родились,
Чем ринуться в погоню за безвестным...
Всех трусами нас сделала боязнь.
Решимости роскошный цвет бледнеет
Под гнетом размышленья. Наши все
Прекраснейшие замыслы, встречаясь
С ужасной этой мыслью, отступают,
Теряя имя дел. - Но тише, вот
Офелия. О нимфа, помяни
Меня, прошу, в святых своих молитвах.


А. Московский

Жизнь или смерть, вот дело в чем:
Достойней ли претерпевать
Мятежного удары рока
Иль отразить их и покончить
Со всею бездною терзаний.
Ведь смерть есть только сон - не боле,
И если знать, что с этим сном
Придет конец врожденным мукам,
Как не стремиться нам к нему,
Покончить с жизнью... и заснуть...
Заснуть и сны, быть может, видеть,
Вот преткновенье... Сны какие
Нас в вечном сне тревожить будут,
Когда с себя мы свергнем это
Ярмо житейской суеты.
Да, вот что понуждает нас
Терпеть до старости невзгоды.
Иначе кто переносить
Решился бы все то, что стало
Посмешищем, бичом веков:
Тиранов дерзкий произвол,
Людей заносчивых нахальство,
Отвергнутой любви мученья,
Судилищ наших проволочки,
Надменность властью облеченных,
Пренебрежение к заслугам, -
Когда один укол иглы
Нас в состоянье успокоить.
Кто помирился бы иначе
Со всеми тягостями жизни -
Лишь страх пред чем-то после смерти
Пред той неведомой страной,
Отколь никто не возвращался,
Смущает нас, и мы скорее
Из двух зол выбираем то,
Что нам известно. Совесть наша
Быть трусами нас побуждает,
Под гнетом мысли блекнет смелость,
И замыслы с огнем и силой,
Невольно сбившись с колеи,
Делами названы не будут.
(Замечает Офелию.)
Прелестная Офелия, тише...
Ах, нимфа, помяни мои
В своих молитвах прегрешенья...


К.Р.

Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
Что выше:
Сносить в душе с терпением удары
Пращей и стрел судьбы жестокой или,
Вооружившись против моря бедствий,
Борьбой покончить с ним? Умереть, уснуть -
Не более; и знать, что этим сном покончишь
С сердечной мукою и с тысячью терзаний,
Которым плоть обречена, - о, вот исход
Многожеланный! Умереть, уснуть;
Уснуть! И видеть сны, быть может? Вот оно!
Какие сны в дремоте смертной снятся,
Лишь тленную стряхнем мы оболочку, - вот что
Удерживает нас. И этот довод -
Причина долговечности страданья.
Кто б стал терпеть судьбы насмешки и обиды,
Гнет притеснителей, кичливость гордецов,
Любви отвергнутой терзание, законов
Медлительность, властей бесстыдство и презренье
Ничтожества к заслуге терпеливой,
Когда бы сам все счеты мог покончить
Каким-нибудь ножом? Кто б нес такое бремя,
Стеная, весь в поту под тяготою жизни,
Когда бы страх чего-то после смерти,
В неведомой стране, откуда ни единый
Не возвращался путник, воли не смущал,
Внушая нам скорей испытанные беды
Сносить, чем к неизведанным бежать? И вот
Как совесть делает из всех нас трусов;
Вот как решимости природный цвет
Под краской мысли чахнет и бледнеет,
И предприятья важности великой,
От этих дум теченье изменив,
Теряют и названье дел. - Но тише!
Прелестная Офелия! - О нимфа!
Грехи мои в молитвах помяни!


П. Гнедич

Быть иль не быть - вот в чем вопрос.
Что благороднее: сносить удары
Неистовой судьбы - иль против моря
Невзгод вооружиться, в бой вступить
И все покончить разом... Умереть...
Уснуть - не больше, - и сознать - что сном
Мы заглушим все эти муки сердца,
Которые в наследье бедной плоти
Достались: о, да это столь желанный
Конец... Да, умереть - уснуть... Уснуть.
Жить в мире грез, быть может, вот преграда. -
Какие грезы в этом мертвом сне
Пред духом бестелесным реять будут...
Вот в чем препятствие - и вот причина,
Что скорби долговечны на земле...
А то кому снести бы поношенье,
Насмешки ближних, дерзкие обиды
Тиранов, наглость пошлых гордецов,
Мучения отвергнутой любви,
Медлительность законов, своевольство
Властей... пинки, которые дают
Страдальцам заслуженным негодяи, -
Когда бы можно было вековечный
Покой и мир найти - одним ударом
Простого шила. Кто бы на земле
Нес этот жизни груз, изнемогая
Под тяжким гнетом, - если б страх невольный
Чего-то после смерти, та страна
Безвестная, откуда никогда
Никто не возвращался, не смущали
Решенья нашего... О, мы скорее
Перенесем все скорби тех мучений,
Что возле нас, чем, бросив все, навстречу
Пойдем другим, неведомым бедам...
И эта мысль нас в трусов обращает...
Могучая решимость остывает
При размышленье, и деянья наши
Становятся ничтожеством... Но тише, тише.
Прелестная Офелия, о нимфа -
В своих святых молитвах помяни
Мои грехи...


П. Каншин

Жить иль не жить - вот в чем вопрос. Что честнее, что благороднее: сносить ли злобные удары обидчицы-судьбы или вооружиться против моря бед, восстать против них и тем покончить с ними... Умереть - уснуть - и только...
Между тем, таким сном мы можем положить конец и болям сердца, и тысячам мучительных недугов, составляющих наследие нашей плоти, - такой конец, к которому невольно порывается душа... Умереть, уснуть. Быть может, видеть сны. - Вот в чем затруднение. Ибо какие же сны могут нам грезиться во время этого мертвого сна, когда мы уже сбросили с себя все земные тревоги? Тут есть перед чем остановиться, над чем задуматься. Из-за такого вопроса мы обрекаем себя на долгие-долгие годы земного существования... Кто, в самом деле, захотел бы переносить бичевания и презрение времени, гнет притеснителей, оскорбления гордецов, страдания отвергнутой любви, медленность в исполнении законов, наглость власти и все пинки, получаемые терпеливым достоинством от недостойных, когда он сам мог бы избавиться от всего этого одним ударом короткого кинжала. Кто согласился бы добровольно нести такое бремя, стонать и обливаться потом под невыносимою тяжестью жизни, если бы боязнь чего-то после смерти, страх перед неизвестною страною, из которой не возвращался ни один путник, не смущали нашей воли, заставляя нас покорно переносить испытанные уже боли и в трепете останавливаться перед неведомым... Итак, совесть превращает всех нас в трусов. Так природный румянец решимости сменяется бледным отливом размышления; так размышление останавливает на полпути исполнение смелых и могучих начинаний, и они теряют название "действия"... Но тише. Вот хорошенькая Офелия. О нимфа, в своих святых молитвах помяни и меня, и все мои грехи.


Д. Аверкиев

Жизнь или смерть - таков вопрос;
Что благородней для души; сносить ли
И пращу, и стрелу судьбы свирепой,
Иль, встав с оружьем против моря зол,
Борьбой покончить с ними. Умереть -
Уснуть, - не больше. И подумать только,
Что сном окончатся и скорби сердца,
И тысячи страданий прирожденных,
Наследье плоти... Вот исход, достойный
Благоговейного желанья... Умереть -
Уснуть... Уснуть... Быть может, видеть сны..
Вот в чем препятствие. Что мы, избавясь
От этих преходящих бед, увидим
В том мертвом сне, - не может не заставить
Остановиться нас. По этой-то причине
Мы терпим бедствие столь долгой жизни, -
Кто снес бы бичеванье и насмешки
Людской толпы, презренье к бедняку,
Неправду притеснителя, томленье
Отверженной любви, бессилье права,
Нахальство власть имущих и пинки,
Что терпеливая заслуга сносит
От недостойного, - когда он может
Покончить с жизнью счеты
Простым стилетом. Кто бы стал таскать
Все эти ноши, и потеть, и охать
Под тягостною жизнью, если б страх
Чего-то после смерти, той страны
Неведомой, из-за границ которой
Не возвращаются, - не путал воли,
Уча, что лучше нам сносить земные беды,
Чем броситься к другим, нам неизвестным.
Так в трусов превращает нас сознанье;
Так и решимости природный цвет
От бледного оттенка мысли тускнет.
И оттого-то также предприятия,
Великие по силе и значенью,
Сбиваясь в сторону в своем теченье,
Не переходят в дело, - Успокойся...
Прекрасная Офелия... О нимфа,
В своих святых молитвах помяни
Мои грехи.


Н. Россов

Быть иль не быть? Вот в чем вопрос. Что глубже:
Сносить безропотно удары стрел
Безжалостной судьбы иль стать лицом
Пред морем бедствий и окончить их
Борьбою? Умереть - уснуть, не больше,
И знать, что с этим сном исчезнут все
Волненья сердца, тысячи страданий -
Наследье праха. О, такой конец
Желанный! Умереть - уснуть. Уснуть?
А сновиденья? Вот она - преграда:
Какие грезы скрыты в смертном сне,
Когда освободимся мы от плоти?
Вот почему так долговечно горе.
Иначе кто б переносил насмешки
И кровожадность века, гнет тиранов,
Высокомерье гордецов, тоску
Отвергнутой любви, судей бесстыдство,
Законов медленность, презренье тли
К заслуге скромной, ежели один
Удар кинжала успокоить может?
Кто б, обливаясь потом и стеная,
Бродил под бременем земных невзгод,
Когда б не страх чего-то после смерти,
Перед таинственной страной, откуда
Не возвращался ни единый путник?
Вот отчего слабеет наша воля
И заставляет нас скорей терпеть
Зло жизни, чем бежать к безвестным бедам.
Так всех нас трусостью объемлет совесть,
Так вянет в нас решимости румянец,
Сменяясь бледным цветом размышленья,
И замыслов великих начертанья
Чрез то не облекаются в деянья.
Прелестная Офелия! О нимфа,
Меня в своих молитвах не забудь.


М. Морозов

Быть или не быть, вот в чем вопрос. Благороднее ли молча терпеть пращи и стрелы яростной судьбы, или поднять оружие против моря бедствий и в борьбе покончить с ними? Умереть - уснуть - не более того. И подумать только, что этим сном закончится боль сердца и тысяча жизненных ударов, являющихся уделом плоти, - ведь это конец, которого можно от всей души пожелать! Умереть. Уснуть. Уснуть, может быть, видеть сны; да, вот в чем препятствие. Ибо в этом смертном сне какие нам могут присниться сны, когда мы сбросим мертвый узел суеты земной? Мысль об этом заставляет нас остановиться. Вот причина, которая вынуждает нас переносить бедствия столь долгой жизни, несправедливости угнетателя, презрение гордеца, боль отвергнутой любви, проволочку в судах, наглость чиновников и удары, которые терпеливое достоинство получает от недостойных, если бы можно было самому произвести расчет простым кинжалом? Кто бы стал тащить на себе бремя, кряхтя и потея под тяжестью изнурительной жизни, если бы не страх чего-то после смерти - неоткрытая страна, из пределов которой не возвращается ни один путешественник, не смущал бы нашу волю и не заставлял бы скорее соглашаться переносить те бедствия, которые мы испытываем, чем спешить к другим, о которых мы ничего не знаем? Так сознание делает нас всех трусами; и так врожденный цвет решимости покрывается болезненно- бледным оттенком мысли, и предприятия большого размаха и значительности в силу этого поворачивают в сторону свое течение и теряют имя действия. Но тише! Прекрасная Офелия! Нимфа, в твоих молитвах да будут помянуты все мои грехи!


Владимир Набоков

Быть иль не быть - вот в этом
Вопрос; что лучше для души - терпеть
Пращи и стрелы яростного рока
Или, на море бедствий ополчившись
Покончить с ними? Умереть: уснуть
Не более, и если сон кончает
Тоску души и тысячу тревог,
Нам свойственных, - такого завершенья
Нельзя не жаждать. Умереть, уснуть;
Уснуть: быть может, сны увидеть; да,
Вот где затор, какие сновиденья
Нас посетят, когда освободимся
От шелухи сует? Вот остановка.
Вот почему напасти так живучи;
Ведь кто бы снес бичи и глум времен,
Презренье гордых, притесненье сильных,
Любви напрасной боль, закона леность,
И спесь властителей, и все, что терпит
Достойный человек от недостойных,
Когда б он мог кинжалом тонким сам
Покой добыть? Кто б стал под грузом жизни
Кряхтеть, потеть, - но страх, внушенный чем-то
За смертью - неоткрытою страной,
Из чьих пределов путник ни один
Не возвращался, - он смущает волю
И заставляет нас земные муки
Предпочитать другим, безвестным. Так
Всех трусами нас делает сознанье,
На яркий цвет решимости природной
Ложится бледность немощная мысли,
И важные, глубокие затеи
Меняют направленье и теряют
Названье действий. Но теперь - молчанье...
Офелия...
В твоих молитвах, нимфа,
Ты помяни мои грехи.


М. Лозинский

Быть или не быть, - таков вопрос;
Что благородней духом - покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы
Иль, ополчась на море смут, сразить их
Противоборством? Умереть, уснуть, -
И только; и сказать, что сном кончаешь
Тоску и тысячу природных мук,
Наследье плоти, - как такой развязки
Не жаждать? Умереть, уснуть. - Уснуть!
И видеть сны, быть может? Вот в чем трудность;
Какие сны приснятся в смертном сне,
Когда мы сбросим этот бренный шум,
Вот что сбивает нас; вот где причина
Того, что бедствия так долговечны;
Кто снес бы плети и глумленье века,
Гнет сильного, насмешку гордеца,
Боль презренной любви, судей неправду,
Заносчивость властей и оскорбленья,
Чинимые безропотной заслуге,
Когда б он сам мог дать себе расчет
Простым кинжалом? Кто бы плелся с ношей,
Чтоб охать и потеть под нудной жизнью,
Когда бы страх чего-то после смерти, -
Безвестный край, откуда нет возврата
Земным скитальцам, - волю не смущал,
Внушая нам терпеть невзгоды наши
И не спешить к другим, от нас сокрытым?
Так трусами нас делает раздумье,
И так решимости природный цвет
Хиреет под налетом мысли бледным,
И начинанья, взнесшиеся мощно,
Сворачивая в сторону свой ход,
Теряют имя действия. Но тише!
Офелия? - В твоих молитвах, нимфа,
Да вспомнятся мои грехи.


Борис Пастернак

Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться.
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.
Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ.
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
Несчастьям нашим жизнь на столько лет.
А то кто снес бы униженья века,
Неправду угнетателей, вельмож
Заносчивость, отринутое чувство,
Нескорый суд и более всего
Насмешки недостойных над достойным,
Когда так просто сводит все концы
Удар кинжала! Кто бы согласился,
Кряхтя, под ношей жизненной плестись,
Когда бы неизвестность после смерти,
Боязнь страны, откуда ни один
Не возвращался, не склоняла воли
Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться!
Так всех нас в трусов превращает мысль,
И вянет, как цветок, решимость наша
В бесплодье умственного тупика,
Так погибают замыслы с размахом,
В начале обещавшие успех,
От долгих отлагательств. Но довольно!
Офелия! О радость! Помяни
Мои грехи в своих молитвах, нимфа.
Источник:   lib.ru

И в заключении видео. Какой монолог лучше? - вот в чем вопрос! 

Монолог Гамлета "Быть или не быть" в исполнении Иннокентия Смоктуновского.
Из кинофильма «Гамлет» 1964 (Григорий Козинцев).




Смотреть видео: монолог "Быть иль не быть" в исполнении Владимира Высоцкого.
Из спектакля в театре на Таганке. Запись 1979 года.


И еще исполнении английского актера: